Таинство Евхаристии (Причастия)

Величайшим Таинством Церкви является Святое Причастие, когда под видом хлеба и вина причащаются христиане истинных Тела и Крови Христа Спасителя. Таинство это, предуказанное в Капернаумской беседе Спасителя (Ин. 6), было установлено Им накануне страданий, на Тайной Вечере. Благодаря этой великой Тайне православные соединяются с Самим Богом. Мы верим, что Тело Господа, приносимое Им Самим (через епископа или, по его поручению, через пресвитера) в Жертву Животворящей Троице, есть по сущности, по природе, в реальности то же самое, которое Он взял от Пречистой Девы Марии, пригвожденное ко Кресту, воскресшее и вознесшееся, одушевленное разумной душой и неотделимое от Его Божества. Через это «делаемся мы сотелесниками и единокровными Христу. Так делаемся мы Христоносцами, потому что Тело и Кровь Христовы сообщены нашим членам». Безгрешная Плоть и Кровь Господня очищает от греха нашу природу, меняет нас, и мы становимся членами истинного Тела Христа, созидая таким образом Церковь: «Кровь Иисуса Христа… очищает нас от всякого греха» (1Ин. 1, 7).

До воспоминания святейших и творческих слов Христовых и призывания Утешителя Духа это хлеб и вино, а потому и называется в Литургии святителя Василия Великого (а также и у святого Ипполита Римского) «вместообразом». «Хлеб не был Телом Христовым прежде освящения, но после освящения, говорю тебе, это уже Тело Христово. Он сказал, и стал; Он повелел, и создалось». Но после чудесного и непостижимого для сотворенного ума действия Бога вещество хлеба прелагается, претворяется, переменяется, пресуществляется, делается истинным Телом Христа. Вино же изменяется, становится тем, чем прежде не было – Кровью, излитой на Голгофе. При этом, чтобы человек мог без страха вкусить Святейших Таин, сохраняются виды (или образы) хлеба и вина, хотя по сущности это уже Тело и Кровь Бога Слова. Как точно выразил это учение свт.ятитель Кирилл Иерусалимский: «Видимый хлеб не хлеб, хотя и ощутителен по вкусу, но Тело Христово; и видимое вино есть не вино, хотя и подтверждает то вкус, но Кровь Христова». «Если же и органы чувств говорят нам одно, то должно слушать больше не их, а Слово Божие, ибо в этом подвиг веры». Ведь, вкусив Святых Таин, мы получаем силы к творению добрых дел, в нас начинают действовать силы будущего века, преображающие нас и исцеляющие от болезни духовной смерти. По слову Господа, невозможно спастись тому, кто не вкушает Плоти и Крови Его (Ин. 6, 53).

Как часто надо причащаться

Участие в святейшем Таинстве Причастия прекрасно и спасительно, оно дает нам силы к воссозданию своей души. По словам святителя Василия Великого, «хорошо и полезно приобщаться ежедневно», как это было и в Апостольской Церкви. Однако необходимо страшиться привыкания к Святыне, от которого причащение может совершаться во осуждение, поэтому Церковь не допускает причащаться чаще, чем раз в день, показывая этим неповторимость Голгофской Жертвы. С другой стороны, святые каноны (9-е правило Святых апостолов и 2-е правило Антиохийского Собора) требуют причастия за каждой Литургией. А 80-е правило Трулльского Собора подвергает наказанию тех, кто без нужды три недели подряд уклонялся от участия в Литургии. Исходя из этого, нормальным будет еженедельное причащение, крайним является причащение раз в три недели. В связи с тем, что многие стали уклоняться от Причастия надолго, Церковь в XVIII–XIX веках требовала Причастия не реже раза в год, под угрозой отлучения.

Многие считают, будто редкое причащение способствует более достойному участию в Святых Таинах. Но это заблуждение. По словам святителя Иоанна Златоуста, «достойным делает не редкость причащения, а чистота сердца». Он приводит такой пример: царь призвал человека на пир. Тот пришел, но отказывается сесть за стол, объясняя, что он недостоин. Разве не навлечет он царский гнев за непослушание? Так что очищать свою душу следует до Литургии, а не отказываться от очищения, ссылаясь на недостоинство.

Как готовиться к Причастию

Очищение это заключается в особой подготовке своей души. В церковной практике она называется говением. Продолжается такая подготовка несколько дней и касается как телесной, так и духовной жизни человека. Телу предписывается воздержание, то есть телесная чистота и ограничение в пище (пост). Ум не должен рассеиваться по мелочам житейским и развлекаться. В дни говения, если позволяют обстоятельства, надлежит чаще посещать богослужения в храме и более прилежно выполнять домашнее молитвенное правило.

Накануне Причащения надо быть на вечернем богослужении и прочитать дома, кроме обычных молитв на сон грядущим, каноны: покаянный ко Господу, молебный ко Пресвятой Богородице, канон Ангелу Хранителю и по усердию – акафист Иисусу Сладчайшему. Прочитывается также «Последование ко Святому Причащению» – канон вечером, а остальное последование – вслед за утренними молитвами. После полуночи уже не едят и не пьют, ибо священные каноны требуют приступать к Святой Чаше натощак. Накануне вечером или утром, перед Литургией, необходимо исповедаться, чтобы были очищены совершенные грехи.

Чин Божественной литургии

Совершение Священного Таинства Евхаристии составляет основу главного христианского богослужения, называемого Литургией (в пер. с греч. – «общественное дело»), совершается в храме, который является и литургическим образом мира, «подражанием вселенной», и образом горницы Тайной вечери. В Восточной Православной Церкви повсеместно употребляются два чина Литургии – святителей Иоанна Златоуста (ежедневно) и Василия Великого (десять раз в году). Первая – более краткая, а вторая – длиннее и торжественнее. Но сама структура службы восходит к той первой Литургии, которую служил Господь накануне страданий.

Само чинопоследование Таинства пронизано небесным смыслом. Оно возводит нас от земли к созерцанию тайных путей Божия Промысла. По слову Господа, во время Литургии мы вспоминаем все Его спасительное служение, начиная с Рождества и оканчивая Вознесением. Но кроме того, сама Евхаристия вводит нас в состояние будущей радости, когда множество спасенных вознесут песнь благодарения Творцу и Искупителю.

В чинопоследовании Литургии различают три части – проскомидию, Литургию оглашенных и Литургию верных. Проскомидия (в пер. с греч. – «приношение») совершается без участия народа. Перед началом службы священник и диакон читают молитвы входа в алтарь, облачаются в священные одежды и умывают руки. Подойдя к жертвеннику, диакон подготавливает для службы священные сосуды. Это Чаша для Крови Господней, дискос (блюдо на подставке) для Тела Христова, звездица (крестообразно соединенные дуги, означающие вифлеемскую звезду), копие (нож в форме копья) и лжица (ложечка для причастия, символизирующая клещи, которыми Серафим взял уголь для очищения уст пророка Исаии; Ис. 6, 6). Приносится также пять просфор (священных дрожжевых хлебов) и вино. Начинается сама проскомидия, которая символизирует Рождество Христово и Его Распятие.

Священник вырезает копием кубическую часть из просфоры, ставит ее на дискос, надрезает ее и прокалывает, читая пророчество Исаии об искупительной Жертве Христа (Ис. 53). Этот хлеб называется Агнцем. Он силой Святого Духа претворяется в Тело Господа. Оставшиеся части просфоры называются антидором (в пер. с греч. – «вместо дара»), которые вкушают те, кто не мог причаститься на этой Литургии. В Чашу наливается смесь вина и воды при чтении слов Евангелия о пронзенных ребрах Спасителя, из которых вытекли кровь и вода.

После этого священник вынимает частицы из остальных просфор и ставит их вокруг Агнца. Вторая просфора приносится в честь Богородицы, третья – в честь девяти чинов святых, четвертая – за живых христиан, а пятая – за умерших. Таким образом, на дискосе появляется образ Церкви, собранной вокруг Христа. После поминовения всех людей (а именно в это время вынимаются частицы за тех, за кого подавали поминальные записки) священник покрывает Дары звездицей и покровами, обозначающими пелены Новорожденного Христа и Его надгробные покрывала. Святой Дух окутывает принесенные дары через каждение ладана. После молитвы диакон кадит алтарь и весь храм. По объяснению святого Дионисия Ареопагита, это означает выхождение Бога из своей запредельной славы в этот мир для его освящения и спасения.

После каждения начинается Литургия оглашенных. Она называется так потому, что на ней имеют право присутствовать и некрещеные. Священник благословляет Царство Святой Троицы, в которое мы вступаем в Таинстве. Диакон призывает христиан к молитве за весь мир (великая, или мирная, ектенья), и хор поет три антифона (псалмы и другие библейские отрывки, исполняющиеся двумя хорами попеременно в подражание ангельским хорам). Эти песнопения напоминают об исполненных Христом пророчествах и ожиданиях древнего человечества. После третьего антифона совершается малый вход. Диакон выносит из алтаря Евангелие (оно символизирует Христа, вышедшего на проповедь). Перед ним несут светильник – образ Иоанна Крестителя. Священник просит Бога, чтобы вместе с нами вошли в храм и Небесные Силы. Евангелие вносится в алтарь. И от лица всех христиан хор поет песнь поклонения Господу. Преподобный Серафим Саровский во время малого входа видел Христа, Который, окруженный бесчисленным множеством блаженных духов, входил в этот момент в алтарь.

Прославляя тех, кто исполнил евангельские заповеди, хор поет гимны в честь святых. И затем священник, помолившись, благословляет участие всех христиан в прославлении триединого Божества. Торжественно поется Трисвятое. Вот как пишет об этом святитель Иоанн Златоуст: «Удивительно – на Небесах Серафимы поют трисвятую песнь, и на земле люди подпевают этой песни. Так образуется стройный хор небесных и земных существ. Задумал его Отец, совершил Сын, а регентом является Дух Святой».

Прославив Троицу, Церковь слушает учение апостолов Христа, которых Он послал перед Собой на проповедь. При пении другой ангельской песни, «Аллилуиа», диакон кадит алтарь, воздавая честь Евангелию и напоминая нам слова Писания: «Мы Христово благоухание Богу в спасаемых и в погибающих: для одних запах смертоносный на смерть, а для других запах живительный на жизнь» (2Кор. 2, 15-16).

Вершиной Литургии оглашенных является чтение Евангелия, символизирующее благовествование Господа. Один подвижник видел, что во время чтения Слова Божия из уст диакона выходили языки пламени, восходящие к Небесам. Поэтому все православные с благоговением слушают Божие повеление. После чтения Евангелия священник, на основании толкований святых отцов, объясняет прочитанное, чтобы христиане и те, которые желают стать христианами, могли точно исполнить все, что они услышали. Диакон приглашает всех молиться о частных нуждах христиан (сугубая и иногда заупокойная ектеньи) и об обращении некрещеных (оглашаемых) ко Христу. После этого оглашенные должны покинуть храм, и тогда начинается важнейшая часть Евхаристии – Литургия верных, на которой могут присутствовать только крещеные.

Хор начинает петь Херувимскую песнь: «Иже Херувимы тайно образующе и Животворящей Троице трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение, яко да Царя всех подымем ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа».

По-русски: «Мы, таинственно изображая Херувимов и воспевая трисвятую песнь Троице, дающей жизнь, оставим теперь заботу о всем житейском, чтобы нам прославить Царя всех, Которого невидимо носят и прославляют ангельские силы. Хвалите Сущего».

Во время пения этого гимна совершается Великий вход, символизирующий шествие Христа на страдания. Священник и диакон переносят с жертвенника на престол Святые Дары, перед которы

(19)