Молитва

Что такое молитва

Молитва необходима человеку потому, что без помощи Творца невозможно стяжать добродетели и исполнить заповеди. А как получить эту помощь, если ее не попросить? Отсюда становится понятной необходимость молитвы.

Но что же такое молитва? Один из величайших молитвенников Православия, святой Иоанн Лествичник, так определяет эту добродетель: «Молитва по качеству своему есть пребывание и соединение человека с Богом; по действию же она есть утверждение мира, примирение с Богом, матерь и вместе дочь слез (матерь – потому что молящийся начинает видеть свои грехи, от чего рождается плач; дочь – потому что плач углубляет молитву и делает чистой от всякой посторонней мысли – примприм. авт.), умилостивление о грехах, мост для перехождения искушений, стена, защищающая от скорбей, сокрушение сражений (с демонами), дело Ангелов, пища всех бесплотных, будущее веселье, бесконечное делание, источник добродетелей, виновница даров, невидимое преуспевание, пища души, просвещение ума, секира отчаянию, указание надежды, уничтожение печали, укрощение гнева, зеркало духовного возрастания, познание преуспевания, обнаружение душевного устроения, предвозвестница будущего воздаяния, знамение славы».

Неудивительно при таком значении молитвы ее место в жизни христианина. Заповедь апостола Павла требует непрестанной молитвы: «Непрестанно молитесь» (1Фес. 5, 17).

Все дела христианина сопровождаются молитвой. С молитвы начинается каждый день, ею же он и заканчивается. Перед едой и после еды, перед началом доброго дела и после его завершения мы молимся Господу. В идеале молитва должна стать для нас как дыхание. Она будет сопровождать нас и за пределами этой вселенной.

Виды молитвы

Понятно, что существуют разные виды молитв для разных случаев жизни. Самым распространенным и самым простым видом молитвы является просительная. Христос обещал: «И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне. Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю» (Ин. 14, 13-14). Эти слова – не пустой звук. Христиане на собственном опыте знают, как помогает Бог тем, кто обращается к Нему. Мы просим и прощения грехов, и помощи в добродетелях, и решения наших повседневных забот, ведь для Бога нет ничего невозможного.

Но просить нужно с верой, не сомневаясь в том, что Бог силен исполнить просимое, иначе Господь не захочет отвечать такому двоедушному человеку, «потому что сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой. Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа» (Иак. 1, 6-7).

Приведем пример того, как Бог слышит взывающих к Нему: «Шли однажды по морскому берегу авва Дула и авва Виссарион. Авва Дула сказал Виссариону:

– Авва! Мне хочется пить.

Авва Виссарион перекрестил море, и вода сделалась сладкой. Дула напился и хотел налить еще сосуд. Старец, увидев это, сказал:

– Для чего ты налил?
– Прости мне, – ответил Дула, – как бы в пути еще не захотелось пить.

Тогда старец ответил:

– И здесь Бог, и везде Бог» (Достопамятные сказания из жизни пустынных отцов).

Но Господь не исполняет просьбы вредные и неблаговременные, ведь и мы не выполним просьбу своего ребенка, от исполнения которой он может погибнуть, или заболеть, или получить любой вред, так поступает и Бог Отец для всех верующих. Люди часто вопрошают: «Почему я молился, а Бог не услышал?» Он услышал, но то, о чем мы просили, было вредным или несвоевременным для нас.

Более совершенным видом моления является молитва благодарственная. Апостол повелевает: «За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1Фес. 5, 18).

Должно благодарить Творца и за беду, и за счастье, и за удачу, и за провал. Ведь все это посылается Всемогущей рукой для нашего блага. Как врач прописывает иногда горькие лекарства и даже направляет на операцию, для того, чтобы пациент выздоровел, так и Бог посылает и радости, и скорби для того, чтобы спасти нас. Спасти не от временных неудач, которые неизбежно закончатся в час смерти, а от вечной гибели в безднах ада.
Если мы обратимся к житиям мучеников, то увидим, что многие из них пели Богу благодарственные гимны под пытками и на кострах. Дух Святой, охвативший мучеников, не давал чувствовать только мучения, но сквозь мрак смерти видеть все усиливающееся сияние вечности.

Один из величайших святых нашей Церкви, Иоанн Златоуст, умирая в ссылке, преданный, оклеветанный, лишенный сана и друзей, последними словами воздал благодарение Богу. Он возгласил: «Слава Богу за все!» – и с этими словами душа его отошла ко Творцу. Вот пример для подражания всем христианам!

Тот, кто не умеет благодарить Господа, горд и неразумен. Он не получит от Творца ничего, кроме заслуженного наказания.

Но высочайшим видом молитвы является молитва хвалебная. Хвалящий прославляет Бога за Его Божественные совершенства и великие дела, сотворенные Владыкой Вселенной. Молясь этой молитвой, человек окончательно преодолевает узы своего эгоизма. Он уже не думает о себе и своих нуждах, но, подобно Ангелам, стоит в изумлении перед величием славы Бога Всемогущего. Настолько велико значение этой молитвы, что Церковь научает нас любое дело начинать и завершать словами «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно (то есть всегда – прим. авт.), и во веки веков (то есть вечно – прим. авт.). Аминь».

Восхваление Бога – это дело живущих в чертогах вечности. Высшие Ангелы поют Богу. Серафимы, окружая Бога, восклицают: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!» (Ис. 6, 3) Ангельские силы громовыми голосами возглашают: «Благословенна слава Господа от места своего!» (Иез. 3, 12).

Люди, достигшие святости, поклоняясь Творцу, приносят Ему хвалу (Откр. 7, 12-11). Вся Вселенная своим послушанием воле Создателя воспевает Ему хвалебный гимн, и нам потому нужно чаще приносить хвалебное славословие Владыке миров. Сам Бог не нуждается в нашем восхвалении, но мы не будем по-настоящему разумными, если не восхвалим Источник красоты. Как нормальной реакцией на прекрасную картину является восхищение, так и правильным движением человеческого духа, почувствовавшего присутствие Творца, является благоговейный ужас и самозабвенная хвала.

Условия правильной молитвы

Но для того чтобы правильно молиться, необходимо исполнение нескольких условий.
Во-первых, молящийся должен иметь Православную веру. Христос сказал: «О чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам» (Ин. 16, 23). Поэтому тот, кто не верит во Христа, не получит ничего от Бога.

Во-вторых, не надо многословить. Господь сказал: «Молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф. 6, 7-8).

В-третьих, необходимо прощать всех тех, против кого имеешь обиду. «И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши» (Мк. 11, 25).

В-четвертых, необходимо верить в то, что получишь от Создателя просимое, иначе Бог не исполнит прошения. «Все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам» (Мк. 11, 24).

В-пятых, надо бороться с грехами своими, ведь «грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает» (Ин. 9, 31). По слову Бога: «А вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим» (Ис. 66, 2).

Исполнивший эти прошения будет услышан на высоте Небес.

Как правильно молиться?

Мы состоим из души и тела, а потому и молитва наша бывает и внешняя, и внутренняя. Апостол заповедал: «Прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» (1Кор. 6, 20).

Как душа важнее тела, так и внутренняя молитва важнее внешней. Иногда человек может молиться только внутренней молитвой. Так, пророк Моисей помолился без слов Богу, и по его прошению разделилось Красное море (Исх. 14, 15). Но новоначальные христиане не должны молиться исключительно внутренней молитвой, иначе и тело останется без плода, и душа расслабится.

Внутренняя молитва в своем развитии проходит три стадии. Первая – это молитва образная, когда во время молитвы человек представляет себе святых угодников, Богородицу, Самого Господа. Святые отцы категорически запрещают молиться таким образом, ведь в результате человек начинает кланяться не живому Богу, а собственной фантазии, идолу, который он сам себе создал. Неудивительно, что результатом такой молитвы может быть и страшное состояние прелести (самообмана, как крайней формы гордыни), и бесовское наваждение, и даже сумасшествие.

Вторая стадия молитвы, к которой должен как можно скорее переходить молящийся, называется умной. При ней внимание сконцентрировано на словах молитвы, и сердце начинает обращаться к Богу. Человек приучается не рассматривать возникающие в голове мысли и удерживать постоянно ускользающее от него внимание. Но и эта молитва не является совершенной. Ведь распад человеческой природы не преодолен, и ум отделен от сердца. Думающий, что только сосредоточенным вниманием может достигнуть совершенства, впадает в тонкую гордость, и сердце его охлаждается.

Всякому стремящемуся достигнуть совершенства необходимо соединить ум свой с сердцем и достигнуть высшего из земных способов молитвы – умно-сердечной. Чтобы человек достиг этой ступени, необходима помощь Самого Бога, ибо только Он силен целиком удержать все время разбегающийся ум внутри человека. Обычно это происходит у христианина, участвующего в Таинствах, как бы само собой, хотя и существуют способы, помогающие достигнуть этих глубин, но для их использования необходима помощь и руководство духовно опытного наставника.

Во время этой молитвы точка внимания оказывается в верхней части сердца, куда сходит ум, воссоединяющий в себе всю разложившуюся нашу природу. И так, в сердце, как в храме, человек приносит истинно чистую молитву Создателю. Про это и сказано Господом: «Ты же, когда молишься, войди в комнату (дословно – «в клеть» – прим. авт.) твою и, затворив дверь твою (то есть внешние ощущения – прим. авт.), помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6, 6).

Эта молитва приводит к тому, что в человеке выжигаются глубинные корни греха, и молитвенник достигает богови́дения, когда Сам Дух Святой начинает молиться в нем: «сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными» (Рим. 8, 26).

Внешняя молитва

Как мы уже говорили выше, кроме внутренней, необходима и внешняя, телесная молитва. Ведь нужно, чтобы славе Господа была причастна вся наша природа. Поэтому существует искусство внешней молитвы, необходимое для спасения.

Но сначала скажем об опасностях, подстерегающих делателя внешней молитвы, произносимой устами. Часто случается, что человек произносит слова, а мысли его плавают где-то далеко, или часто молитвенные тексты проговаривают без понимания их смысла. Такой подход свойствен скорее чародеям, чем христианам, Бог гневается на молитву, заключающуюся только в движении языка. Он говорит: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мф. 15, 8-9).

Один духоносный старец привел такой пример: «Представь, что ты попал во дворец к императору, и тут в клетке доставляют арестованных мятежников, а ты, вместо того чтобы отвечать на вопросы царя, начинаешь переговариваться с его врагами. Разве царь не накажет тебя наравне с ними? Так и Бог гневается на тех, кто во время молитвы разговаривает с вражескими помыслами».

Не от нас зависит, придут к нам на ум пустые мысли или нет. Но в нашей власти принять их или отвергнуть.

Чтобы такого не было, необходимо понимать каждое слово молитвы. Апостол Павел говорит: «В церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке» (1Кор. 14, 19). Именно поэтому Церковь всегда заботилась о переводе молитвословий на понятный язык.

Язык богообщения

Часто слышатся упреки в том, что из-за церковнославянского языка в Церкви «никому ничего не понятно». Да, язык наш действительно необычный, но можно ли сказать, что он непонятен для всех? Молитвы на церковнославянском языке существуют для тех, кто уже живет христианской жизнью, а вовсе не для проповеди прохожим. Если бы сами христиане не понимали богослужения, тогда действительно надо было бы менять язык, но дело обстоит не так.

Славянский язык – это особая, священная форма русского языка. Если угодно, это «профессиональный язык молитвы». Конечно, человек, впервые пришедший на лекцию по высшей математике, почти ничего не поймет, так что же удивляться, если не сразу становится понятен и язык молитвы! Он предназначен для особой цели, и когда стремления к этой цели нет, то всякие переводы бессмысленны.

сама Сама необычность этого языка помогает оторваться от обыденного мира и сосредоточиться на Божественном. Ведь обычная наша речь отягощена грузом ассоциаций, которые неизбежно мешают молитве. Но из этого, конечно, не следует, что церковнославянский язык является для нас догматом. Христиане других национальностей, т.е. нерусские люди, молятся на священных формах своих языков. В Русской Церкви – это татарский, осетинский, якутский, японский, китайский, грузинский, греческий и многие другие.

Молитва «своими» и «чужими» словами

Многие упрекают нас и в том, что для молитвы мы используем «чужие» слова. Но это несправедливый и нелепый упрек. С одной стороны, Церковь никогда и никому не запрещала молиться своими словами, лишь бы молитва была обращена к Святой Троице. А с другой – пример молитв «чужими» словами дал нам Сам Господь Иисус Христос, молившийся на Голгофе словами псалмов (Мф. 27, 46 – Пс. 21, 2; Лк. 23, 46 – Пс. 30, 6).

И это естественно, потому что цель молитвы не только в разговоре с Богом, но и в преображении человека, а слова молитв, предлагаемые Церковью, вышли из уст мучеников и преподобных, молившихся по внушению Святого Духа (Рим. 8, 26-27). Конечно, их настрой, их одухотворенность куда выше наших самодельных прошений. Молитвы даются нам «на вырост», чтобы мы могли подняться до высоты духа их авторов.

Правильное поведение при молитве

Молиться должно всегда и везде, но также есть и особо выделенные времена для молитвы.
Во-первых, это утро, сразу же после пробуждения, и вечер, перед сном. Эти молитвы составляют ежедневное правило христианина. Они помогают посвятить день и ночь Господу и являются как бы рамками для того молитвенного искусства, которым мы занимаемся все время. Тот, кто не хранит (не исполняет) правила, начинает духовно увядать, и уныние вместе с другими страстями легко овладевает душой.

Во-вторых, это молитвы перед едой и после еды, а также перед делом и после всякого доброго дела. Как сказал апостол Павел, «Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию» (1Кор. 10, 31). А в другом месте он пишет: «Всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением, потому что освящается словом Божиим и молитвою» (1Тим. 4, 4-5).

Наконец, ревностный христианин должен выделять особые моменты дня для славословия Богу. Царь Давид, при всей своей занятости, семь раз в день хвалил Господа: «Семикратно в день прославляю Тебя за суды правды Твоей» (Пс. 118, 164). Хорошо славить Бога на рассвете (и петь великое славословие «Слава в вышних Богу», которое поется в храме на утрене), в девять часов утра, в полдень, в пятнадцать часов и вечером, когда зажигаются светильники (в это время в храме на вечерне поется «Свете Тихий»). Если же мы не можем быть на богослужении, но прочитаем хотя бы молитву «Отче наш», весь ритм нашей жизни преобразится.

Что должно предшествовать молитве? Человек сначала успокаивается, если может, моет руки (напоминая себе о необходимости очищения сердца), становится перед иконами, зажигает свечу или лампаду и благоговейно начинает читать священные слова, понуждая свой ум и сердце внимать написанному. При этом хорошо оградить свой слух и зрение от всего, что может отвлечь от молитвы: включенного телевизора, радио, посторонних звуков. Лучше выйти в отдельную комнату или уйти на природу, если есть такая возможность, – все это помогает более сосредоточенной молитве.

Не принято молиться мужчине в шортах и в шапке, а женщине в брюках, с непокрытой головой. Библия говорит: «На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий сие» (Втор. 22, 5). Апостол Павел добавляет: «Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою, постыжает свою голову. И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, ибо это то же, как если бы она была обритая» (1Кор. 11, 4-5). Это покрывание женщиной своей головы не пустая формальность, но знак для Ангелов: «Посему жена и должна иметь на голове своей знак власти над нею, для Ангелов» (1Кор. 11, 10).

Принято молиться стоя, показывая, что мы стали детьми Небесного Отца, перед которым мы предстоим лицом к Лицу. Но если мы болеем или очень устали, то можно молиться и сидя. Как говорил преподобный Серафим Саровский, «лучше сидя молиться, чем стоя думать о ногах». Покаянные молитвы лучше произносить, стоя на коленях.
Типикон (Богослужебный устав) указывает, что руки во время молитвы должны быть скрещены на груди, помогая нам сосредоточиться на сердечной молитве.
_____________________________________

В данном разделе представлен текст из книги «Закон Божий: введение в Православное христианство» иерея Даниила Сысоева (с небольшими изменениями).

(29)